Форум библиотеки - "Газеты и журналы Европы"

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Автор Тема: История и публицистика  (Прочитано 4053 раз)

abrosimov

  • Гость
История и публицистика
« : 18 Сентября 2010, 17:58:17 »

Михаил Нордштейн опубликовал в «Еврейской газете» №9 за сентябрь 2010 г. очередную статью, затрагивающую проблемы истории Второй мировой войны «Да, заградотряды были. Но разве ими победили? Размышления по поводу статьи Юлии Латыниной». В размышлениях своих автор справедливо замечает, что если «одни черты той войны замалчивать, а другие возводить в абсолют, общая ее картина будет искажена.» Можно также присоединиться к автору, который решительно заявляет: «Нет, уважаемая Юлия Латынина, не загрядотрядами, как Вы утверждаете, выиграли мы войну».

Но нельзя согласиться при этом с тем, как полемизирует М.Нордштейн с Ю.Латыниной и какие аргументы приводит в своей статье.

Нельзя согласиться с тем, в частности, что подаются в качестве примера «правильного» освещения истории работы Марка Солонина. Кто-кто, а Солонин никогда не отличался объективным, взвешенным, иначе говоря, научно-историческим взглядом на события Второй мировой войны. Его крайне субъективные, политизированные выводы выстраиваются, как правило, путем подбора исторических фактов и событий, эти выводы подтверждающих. При полном замалчивании всего того, что их опровергает. Так что «метод» Солонина, заслужившего столь высокую оценку М.Нордштейна, ярко демонстрирует, что именно получается, если ««одни черты той войны замалчивать, а другие возводить в абсолют», против чего М.Нордштейн вроде бы, в принципе, и возражает.

Метод, чуждый подлинного историзма, исторические взгляды, замешанные на клишированных собственных предпочтениях, позволяют Солонину, Суворову и другим представителям, т.н. «ревизионистов» конструировать «сенсационные»  идеи. Это всегда обеспечивает успех среди неразборчивых читателей, а книги упомянутых авторов расходятся громадными тиражами. «Раскрутка» исторической антинауки при этом обеспечивается, не в последнюю очередь, усилиями публицистов.

Отметим также, что М.Нордштейн почему-то считает, будто именно «фундаменьальные исследования»  Солонина привели к твердым выводам о причинах поражения Красной Армии. Ими стали, оказывется, совсем не преимущества противника в «количестве дивизий, танков и самолетов, орудий, о чем до сих пор спорят историки». Однако всем, интересующимся этой проблемой, и так все это было известно задолго до Солонина, а о количестве дивизий давно уже никто не спорит, тем более историки.

А в чем же тогда причины поражения? Оказывается, по Солонину (в изложении автора статьи), Красную Армию подвел «моральный дух, степень обученности войск, их готовность или неготовность к разумным решительным действиям, соответствующим обстановке и, конечно же управление массой вооруженых людей». Но и эти выводы, точно так же - не откровение.

К сожалению, М.Нордштейн, который считает, что в книгах Солонина содержится «богатейший фактический материал, убедительная логика, взвешенный подход к оценки событий», не видит другого. У Солонина мы не найдем глубинных причин, вызвавших указанный невысокий боевой потенциал Красной Армии накануне войны. Не следует принимать за причины эти ссылки на бесчеловечноть и скудоумие сталинского режима и его деятелей, а также на пороки тоталитарной системы. Не желая обелять и оправдывать сталинизм и его методы правления и углубляться в изложение проблемы, следует признать, что подлинные причины коренятся в исторически сложившихся социально-экономических, политических и культурных особенностях страны, особенностях ее исторического развития в течение даже не десятилетий, а веков. Но этого как раз и не хотят понять Солонин и его сторонники.

Не встретим мы у Солонина и его почитателей, в том числе у М.Нордштейна, который береться в своей статье также ответить на этот сложный вопрос, указаний на еще один, самый, пожалуй, весомый фактор – на силу Вермахта. У Вермахта было все то, чем не располагала Красная Армия, - «степень обученности войск, их готовность или неготовность к разумным решительным действиям, соответствующим обстановке, и конечно управление массой вооруженых людей». Что же касается «морального духа», с чего начинает перечень причин поражения (вслед за Солониным) автор статьи, то это лишь следствие - неудачи и поражения неминуемо, всегда и везде, приводят к резкому падению боевого духа армии.

Однако, вот на что следует обратить особое внимание. Вермахт, разгромивший в приграничных сражениях Красную Армию, за год до этого буквально за считанные дни разделался с мощной, полностью, казалось, подготовленной к боевым действиям французской армией, подкрепленной британскими войсками, а также войсками Бельгии и Голландии. При этом в июне 1941 г. по всем показателям германские вооруженые силы поднялись на новый, более высокий уровень по сравнению с маем 1940 г. Таким образом, не только Красная Армия не смогла дать тогда адекватного отпора агрессору.

Из всех причин поражения Красной Армии в 1941 году самую «смелую» и «оригинальную», пожалуй, у Солонина причину верно подметила Латынина. Она также, кстати, с Солониным согласна во всем и, вторя ему, пишет: «Солдаты бросали оружие, потому что ненавидели Сталина, их бегство было настоящим народным референдумом».

Однако, М.Нордштейн почему-то столь «вескую» причину солонинскую не заметил и с Латыниной не согласился. Но ведь это один из основных тезисов Солонина, который утверждает, будто Красная Армия просто разбежалась, ибо красноармейцы и командиры ненавидели советскую власть, не хотели поэтому воевать, в чем и заключается главная причина поражения. Образ Солонина - «бочка без обручей» достаточно известен всем, интересующимся историей войны, согласны они с ним или не согласны. Странно, что Нордштейн, не в первый раз пишущей на эти темы, высоко оценивающий Солонина, ничего не слышал об этой пресловутой «разваливающейся бочке» и о репрессивных обручах, которые ее до поры до времени скрепляли.

А вот Латынина не только хорошо усвоила Солонина, но и пошла дальше. Почему победили? А потому, утверждает Латынина, что Сталин тотальным террором, направленным против своего народа, заставил людей на фронте, в тылу и на оккупированной территории воевать. Оружием, которым выиграл Сталин войну (не народ, не армия, заметим, а Сталин), стал по Латыниной «не танк, не самолет, не гаубица, а заградотряд».

С этим Нордштейн не согласен в принципе, и вполне справедливо. Да, заградотряды были, но было и другое, был массовый народный героизм, страна поднялась на Отечественную войну. Потому и победили. Таков ответ автора статьи на вопрос, на который не смогла правильно ответить Латынина.

Хотелось бы, чтобы публицисту, пишущему на военные темы, а М.Нордштейн за них часто берется, и которому понятно, что перелом наступил не в результате использования сталинских заградотрядов, стало  ясно и другое. Успех ведь пришел не потому, что солдат, страна «замордованная Сталиным и его опричниками» дали клятву: «сражаться и победить!», как это следует из статьи М.Нордштейна. Уж слишком публицистично звучит такое объяснение, почти что в духе советской историографии.

Из нее, кстати, из советской историографичечкой марксистско-ленинской «школы», из этой же «шинели», вышли и нынешние историки-«ревизионисты» с их политизированной ограниченностью и идеологической зашоренностью, которые пытаются представить себя поборниками «свободной», «демократической» мысли. Все это хорошо, но вот к истории никакого отношения не имеет...

Никто не отрицает и не принижает значения солдатского подвига. Но не надо закрывать глаза на то обстоятельство, что, к сожалению, в первый период войны, когда Красная Армия терпела поражения, воевать она еще не умела. Не умел воевать солдат, не умел ставший легендарным комбат, который на той, знаменитой фронтовой фотографии, с пистолтом в руке поднимает людей в атаку. Не умел воевать, лучше чем воевал, командир полка и соединения, командующий объединением. Не научились еще планировать операции штабы всех уровней, в том числе Ставка и Генеральный штаб.

Научились позднее, кровью умывшись. А научившись, стали врага бить. Вначале с громадными людскими потерями, потом тоже с не меньшими, но зато побеждая. Да, Победа пришла «со слезами на глазах», но она пришла. Вопреки мнению «ревизионистов», которые считают, что СССР ту войну вообще проиграл.

М.Нордштейн пишет, что «солдаты, офицеры, генералы набирались боевого опыта» (правильнее сказать учились воевать в современных условиях, чего раньше делать не умели). Но тогда к чему бросать камень в огород «генералов – "мясников", чье оперативно тактическое мышление умещалось в привычную для них повелительную фразу "Любой ценой!"», причем с указанием на бои под Ржевом 1942 года? Это, вероятно, Г.К.Жуков и И.С.Конев, которым противопоставлен К.К.Рокоссовский, были по мнению М.Нордштейна такими «генералами – мясниками»? Оценка, достойная Солонина и других «ревизионистов», которые именно так оценивают кровопролитную Ржевскую или, к примеру, Синявинскую наступательные операции! Синявино, кстати, тоже любимый объект «глубокого оперативно-тактического анализа» всех историков - «ревизионистов».

Не место здесь распространяться по этому поводу, но в боях под Ржевом, которые были частью Московской битвы, а также на Синявинских высотах, решались судьбы Москвы и Ленинграда, причем, не будь эти операции проведены, решились бы, весьма вероятно, самым трагичным образом. Не говоря уже о том, что еще трагичнее оказался бы исход сражния под Сталинградом и, может быть, судьба страны вцелом.

Жертвы и потери были огромны, но, к сожалению, враг был беспощаден, а лучше воевать Красная Армия еще не научилась. «Воевали, как могли», и солдаты, и генералы, будущие маршалы... В тех условиях, теми средствами, которыми располагали, они сделали максимум возможного.

Такова историческая реальность, которую не перекроить историкам – «ревизионистам» и публицистам сегодня.

Игорь Абросимов

« Последнее редактирование: 21 Октября 2010, 09:54:05 от abrosimov »
Записан
 


OK Используя этот сайт, вы даёте своё согласие на использование файлов cookie. Это необходимо для нормального функционирования сайта.
»Дополнительная информация