Форум библиотеки - "Газеты и журналы Европы"

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Автор Тема: Еще раз по поводу антисемитизма  (Прочитано 9095 раз)

abrosimov

  • Гость
Еще раз по поводу антисемитизма
« : 22 Февраля 2009, 17:37:18 »

Читая отрывки из книги Израиля Зейдмана «Матрица» превосходит самое себя», которые публикует выходящая в Германии газета «Зарубежье», мне захотелось высказать свои соображения на этот счет. Я тоже в свое время, как и И.Зейдман, прочел довольно много исторических материалов по этим вопросам. Книги не написал, но статья «Государственный антисемитизм и кадровая политика в СССР: 1939 – 1953» была опубликована в интернет-журнале «Записки по еврейской истории» и в одесской газете «Тиква».

Как можно понять из работы И.Зейдмана, он считает одним из основных причин государственного антисемизма в СССР личную юдофобию Сталина. На мой взгляд это неверно. Как известно, начальный толчок, сообщаемый антисемитским компаниям в СССР, исходил каждый раз с самых верхов партийно-государственной власти, что вполне объяснимо тоталитарным характером советского строя. Но при этом, и данное обстоятельство предстваляется принципиально важным, причины и характер упомянутых компаний объяснялись и определялись конкретными политическими проблемами сугубо прагматического характера.

Одни из первых проявлений государственного антисемитизма многие исследоваели справедливо относят ко времени советско-германского сближения в 1939-41 гг. Очевидно стремление советского руководства таким способом не только создать благоприятный фон для этого сближения, что диктовалось политической целесообразностью, определенным образом понимаемой в Кремле, но и его желание опровергнуть утверждения нацистской пропаганды об СССР как «иудейско-коммунистическом царстве». Учитывая бытовой антисемитизм определенной части населения, последнее представлялось парийному начальству весьма актуальным.

Указанное обстоятельство принималось в расчет при планировании политических мероприятий в годы войны и в первые послевоенные годы. С первых же дней военных действий советское руководство оказалось напуганным тем воздействием, которое оказывала на население страны демогогическая нацистская пропаганда, неустанно трубившая, будто война началась из-за еврейского засилия в мире, что славянские народы никогда не были врагами Германии и гнев Гитлера направлен исключительно против евреев, а война ведется ради освобождения народов России от ига евреев и коммунистов. В годы страшного военного бедствия кремлевским вождям казалось очень рискованным для сохранения власти и мобилизации народа с целью отпора агрессорам предстать в роли защитников евреев. Именно поэтому советская пропаганда не нашла ничего лучшего, как стараться замалчивать факты тотального уничтожения евреев, оказавшихся на оккупированной территории, во всяком случае, возможно чаще говорить об убийстве «мирных советских граждан, женщин и детей», ничего не сообщая о национальной принадлежности жертв. Лишь изредка от этих правил приходилось отступать, дабы не дразнить западное общественное мнение.

Что же касается политики замалчивания Холокоста в дальнейшем, то приведенные выше соображения оставались актуальными и в первые послевоенные годы, когда жертвы и последствия войны накладывали решающий отпечаток на повседневную жизнь народа. Однако, очень скоро основную роль в проведении подобной линии стали играть иные факторы. Среди них, в первую очередь, следует назвать противодействие процессу консолидации еврейской общественности, которая неминуемо происходила бы вокруг мероприятий, связанных с увековечением памяти жертв Холокоста. При этом известно, насколько нетерпимо относилась партийная власть ко всем явлениям общественной жизни, где хоть в чем-то можно было заподозрить черты «буржуазного национализма». В связи с этим по-прежнему до предела ограничивались упоминания о массовых уничтожениях евреев на оккупированных территориях, а памятные комплексы Бабьего Яра, Саласпилса, Девятого форта в Каунасе, которые должны были стать скорбными символами Холокоста, вообще не содержали никаких упоминаний о трагедии мирного еврейского населения.

Сталинская политика по «еврейскому вопросу», помимо перечисленных выше обстоятельств, определялась проведением великодержавной линии и развернутым наступлением на интернационалистские традиции коммунистического движения. Как известно, советский патриотизм подменялся идеями национального великодержавия, ставка делалась на возрождение понятия русского патриотизма. В предверии грядущих военных испытаний, а тем более в обстановке начавшейся войны, воспитание народа в таком именно духе представлялось советскому руководству единственной реальной возможностью расчитывать на успех и победу.

На данном политическом фоне формировалось негативное отношение Сталина и советского руководства к «еврейскому присутствию» во властных структурах, общественных организациях, учреждениях науки, культуры и искусства, которое стало проявляться в реальной кадровой политике перед самой войной и усилилось в годы войны. Подобная политика, проводимая в обстановке тотального произвола власти во всех сферах жизни страны, не могла не повлечь за собой самых неприятных, а в дальнейшем и трагических последствий для советских евреев.

Подробно и излагая все события того времени, автор почему-то не дает им четкой оценки, создавая у читателя впечатление, будто все присходившее случилось по причине личной юдофобии членов советского высшего руководства и особенно вождя народов. Бессопорно, во все периоды и на всех этапах проведения государственной политики антисемитизма она находила «отклик» и смыкалась с антисемитизмом бытовым. Именно поэтому в военные годы градус антиеврейских настроений в стране возрос значительно. Однако, исторический писатель, взявшись за столь острый и важный сюжет, должен четко сформулировать причины и характер происходивших процессов.

Государственный антисемитизм в СССР имел не только прагматический, но и бесспорно выраженный латентный характер. Указанные особенности коренным образом отличали это явление от политики нацистской Германии, где гонения на евреев имели, во-первых, расовую основу и, во-вторых, носили вполне открытый характер, опиравшийся на официальную партийную идеологию и нюренбергские расовые законы 1935 года. Как известно, существуют мнения, согласно которым нацизм и большевизм трактуются как вполне сопоставимые явления. Необходимо подчеркнуть, что подобные упражнения имеют целью вольно или невольно обелить преступления нацизма, затушевать преступный характер развязанной им Второй мировой войны, оправдать гибель миллионов людей необходимостью противостоять большевизму и защитить от него народы Европы. Однако, именно преступная связь между расистским политическим курсом нацистской Германии вцелом и ее важнейшей составляющей, связанной с преследованием евреев, что вылилось в систематическое, плановое и индустриальное уничтожение миллионов европейских евреев, демонстрирует несостоятельность такого сравнения.

Послевоенные политические события и изменения в мире наложили отпечаток и на характер государственного антисемитизма в СССР. Еврейский народ под влиянием испытаний, выпавших на его долю в годы войны, а также под впечатлением образования Государства Израиль все более стал ощущать себя единым народом, что вызвало резко негативную реакцию со стороны Кремля. Советскому руководству стало казаться, что советские евреи превращаются в лиц с «двойным гражданством», для которых зарубежное, в первую очередь американское влияние становится решающим фактором, превращаются в «пятую колонну мирового империалзима». Такое отношение сделалось преобладающим, когда Израиль стал рассматриваться в качестве проводника американской политики на Ближнем Востоке и во всем мире, а в Советском Союзе явно проявились естественные симпатии евреев к этому государству. При этом не только простые граждане, но и многие представители партийно-государственной, научной, культурной и хозяйственной элиты ощутили свою принадлежность к еврейству и не особенно скрывали своих чувств. Лишним подтверждением подобного рода опасений послужил торжественный прием, оказанный осенью 1948 года в Московской хоральной синагоге первому посланнику Государства Израиль в СССР Голде Меир.

Положение обострялось из-за начинавшейся «холодной войны», когда психология «осажденной крепости» и всеобщая подозрительность по отношению к Западу становились определяющим фактором не только пропаганды, но и реальной политики. Не последнюю роль в нарастании в политическом руководстве антиеврейских настроений сыграло и то обстоятельство, что желание определенной части евреев выехать в Израиль представлялось совершенно неприемлимым. Помимо чисто материальных потерь, сязанных с утратой необходимых стране квалифицированных работников, факт массового отъезда людей из социалистической страны, объявленной воплощенной мечтой всех трудящихся всего мира, не мог не рассматриваться как явный политичекий урон.

Всякие подозрения в нелояльности в обстановке репрессивного сталинского режима неизбежно развязывали руки органам государственной безопасности. И.Зейдман подробно обо всем этом пишет, прослеживая историю послевоенных репрессий против Еврейского антифашистского комитета, останавливаясь на «деле врачей» и других позорных акциях режима.

В связи с этим следует особо отметить, что некоторые историки и публицисты серьезно считают, что в СССР на закате сталинской эпохи конкретно планировалось «окончательное решение еврейского вопроса», если не полностью копирующее гитлеровские методы, то весьма близкое к нему по своей содержательной части. Публичные казни на городских площадях, кровавые погромы, поголовные депортации в телячьих вагонах с убийствами депортируемых по дороге специально сформированными бандами налетчиков, массовая гибель уцелевших в таежных барачных поселках от голода, непосильного труда и болезней – вот какое будущее ожидало, оказывается, всех советских евреев, не умри Сталин то ли естественной смертью, то ли в результате заговора перепуганных соратников. Здесь надо отдать должное И.Зейдману, он не солидаризируется с указанной точкой зрения. Но и не опровергает ее, хотя спрведливо указывает на отсутствие каких-либо документальных свидетельств в пользу сталинского «окончательного решения». Создается впечатление, что с опорой на невнятные свидетельства «очевидцев», автор склонен скорее согласиться с «депортационной теорией».

Смерть вождя изменила политику и практику советского руководства. Государственный антисемитизм принял иное обличие. Отбросив практику прямых репрессий, он стал еще более скрытым и негласным. Ни в одном, самом секретном документе не упоминалось о каких-либо ограничительных либо стеснительных мерах, направленных против евреев. Сдерживание активности евреев в области партийной, государственной, экономической, научной и культурной жизни, которое начиналось с селекции при поступления в высшие учебные заведения и продолжалось при приеме на работу и продвижении по служебной лестнице, опиралось теперь исключительно на устные директивы, по-прежнему исходившие с самых верхов партийно-государственного руководства. И по-прежнему, смыкаясь с бытовой юдлфобией, государственный антисемитизм носил с точки зрения кремлевских политических планировщиков прагматический характер.

Подобная политика по-прежнему объяснялась, опять-таки строго конфедициально, принадлежностью евреев к лицам, не заслуживающим в своем большинстве политического доверия из-за возможности для них отъезда в эмиграцию, связей с родственниками и друзьями, уже живущими за пределами страны, а также критического отношения к советским порядкам, не приветствующих, как известно, любых форм положительного отношения к Западу, куда ввиду указанных особенностей направлены якобы взоры подавляющего большинства советских евреев. Исходя из этого, политический строй Советского Союза не мог обойтись без ограничительных норм, составляющих самую суть системы.

С интересом ознакомившись с публикацией газеты «Зарубежье», посчитал необходимым выступить с приведенными выше комментариями.

Игорь Абросимов
Записан

Дмитрий

  • Гость
Re: Еще раз по поводу антисемитизма
« Ответ #1 : 08 Марта 2009, 14:43:48 »

Для Вас, Игорь
base.ijc.ru/new/site.aspx?STID=245090&SECTIONID=244694&IID=462094
« Последнее редактирование: 08 Марта 2009, 15:15:58 от Admin »
Записан

Дмитрий

  • Гость
Re: Еще раз по поводу антисемитизма
« Ответ #2 : 22 Марта 2009, 12:26:20 »

http://andrey-grafov.livejournal.com/70214.html
как говорится без комментариев
Записан

Rada

  • Гость
Re:Еще раз по поводу антисемитизма
« Ответ #3 : 01 Декабря 2011, 08:06:28 »

Просто все сами  за себя. Просто у евреев получается лучше, вот их и останавливают репрессивными мерами...
Записан

abrosimov

  • Гость
Re:Еще раз по поводу антисемитизма
« Ответ #4 : 08 Декабря 2011, 18:06:51 »

Уважаемый Дмитрий, как-нибудь, может быть, я и прочту рекомендованный Вами материал. Но, мне кажется, судя по тому, что я уже прочел у Израиля Зайдмана в отрывке в газете и о чем высказался в отзыве, мне его книга вряд ли понравится... Какой-то узкий и однобокий у него подход к проблеме.
Записан
 


OK Используя этот сайт, вы даёте своё согласие на использование файлов cookie. Это необходимо для нормального функционирования сайта.
»Дополнительная информация