Форум библиотеки - "Газеты и журналы Европы"

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Автор Тема: "Из провинции в провинцию" Александр Хургин  (Прочитано 13012 раз)

Admin

  • Администратор
  • Пользователь
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 59
  • Рекламное агентство "PressaRu.EU"
    • Русская пресса Германии
    • E-mail

Люди живут везде. Некоторые приговорены жить в столицах. Они могут ездить по миру, менять род занятий, семейное положение и национальность, всё без толку - их удел столичные города, мегаполисы, каменные и железобетонные джунгли.
Другие люди - их большинство - как-то сосуществуют друг с другом в провинции. И что бы они ни предпринимали, куда бы ни передвигались в пространстве, они движутся из провинции в провинцию. Я принадлежу именно к этой категории, к этому, так сказать, спецконтингенту
Всю свою сознательную жизнь я жил на периферии. Не то чтобы совсем во глубине сибирских руд, нет, я жил в областных культурных центрах денег, чугуна и стали, то есть все-таки в довольно больших городах. Тем не менее столицами эти большие города, даже с большой натяжкой считать нельзя, а провинцией как раз можно - и вполне заслуженно.
В общем, провинциал я со стажем. И перемещение из одной страны в другую ничего в моем провинциальном положении не изменило. Кроме, конечно, того, что провинция тут совсем иная. И провинциальность иная тоже. Первое, что бросается в глаза: здешняя провинциальность не то чтобы лишена агрессивности, но сильно ею обделена. Особенно, если сравнивать с тем, к чему я привык и к чему притерпелся. Никто почему-то не дерется в общественных местах, отстаивая свои изменчивые политические взгляды на жизнь, никто не кричит, что во всем виноваты сами знаете кто. Более того, никто не пытается найти днем с огнем этих самых виноватых в бедах, несчастьях и увеличении рабочего дня на один час за те же деньги. Видимо, просто в этом нет необходимости. Все виноватые регулярно выступают по телевизору и свою вину охотно признают, говоря "да, мол, мы виноваты, но выхода другого у нас и у вас, дорогие наши собюргеры, нет. Так что высказали своё пролетарское отношение к труду, помахали разноцветными тряпочками - а теперь милости просим, к станкам, верстакам и конвейерам с числовым программным управлением". И всё тихо, всё спокойно, всё культурно и всё хорошо.
Впрочем, когда я приехал на красивом комфортабельном автобусе из провинциального города Днепропетровска, расположенного, если кто не знает, в провинциальной стране Украине, меня, как и всех так называемых беженцев, поселили в общежитии. Небольшом общежитии на выезде из небольшого города Ротенбурга на Фульде и на въезде в небольшое село Браах. Если верить карте - в самой центральной точке нынешней объединенной Германии. И там, рядом с общежитием, жил антисемит с семьей. Конечно, все мы, включая женщин, стариков и детей, ходили на него смотреть. Антисемит оказался худым и нестрашным животноводом. Этакий дедушка с козлом. Хотя внешний вид он имел злобный. Возможно, из-за недостаточно высокой производительности машинного доения. Почему-то мне стало его жалко. Пожилой мужчина, крепкий аккуратный хозяин, и вдруг такая неприятность. И ведь весь город и все прилегающие к городу окрестности знают, что вот тут, в этом ухоженном доме, живет антисемит, и можно у любого местного жителя спросить, как его найти, и любой местный житель охотно укажет вам дорогу. И даже проводит до места. Все-таки достопримечательность. А провинциалы любят хвастать своими малочисленными достопримечательностями перед приезжими. На родине это так и называлось - "понты для приезжих". Но это к делу не относится, поскольку не имеет отношения к агрессивности и ее явному, на мой взгляд, недостатку в тутошних провинциях. Я подчёркиваю, к явному недостатку. Поскольку даже знаменитый на весь мир ротенбургский людоед съел своего визави, не применив ни малейшего насилия. Дал объявление, мол, нет ли желающих быть съеденными, желающий тут же нашёлся. Людоед списался с ним по емейлу, пригласил к себе и по собственному горячему желанию дорогого гостя употребил в пищу. Щедро угостив убоинкой и соседей. Которые, правда, ничего такого не подозревали.
Возможно, я, прожив полсотни лет в местах по-настоящему агрессивных, несколько идеализирую провинциальную Европу, возможно, я даже во многом ошибаюсь. Но как ещё могу я объяснить себе вот это, допустим, событие, случившееся в культурной жизни города Хемница - бывшего Карл-Маркс-штадта, - в центре которого, между прочим, стоит, как и прежде на постаменте, страшная, словно отрезанная голова Карла Маркса работы советского скульптора Кербеля. Стоит в ожидании своего Руслана и предстоящего с ним боя. Поскольку убрать эту громадину не представляется никакой технической возможности.
Так вот, выставка 43 литографии Марка Шагала" проходила в маленькой евангелистской церквушке. О чем сообщала стрелка с надписью: "МАРК ШАГАЛ СЮДА. В день, когда на выставку попал я, там – учитывая национальность художника - давал концерт еще и клезмерский ансамблик. Контрабасист в кипе сидел в центре сцены (в смысле, на возвышении, откуда в обычные дни пастор читает свои проповеди), прямо у него за спиной уходил под каменные своды огромный, каменный же, крест. И под сенью этого креста клезмеры играли еврейские мелодии, пели песни на идиш, предварительно растолковав залу по-немецки, о чём собираются петь. Зал, к слову, был полон немцев. Которые идыш, конечно, понимают, но частично. Мало того, клезмеры на поверку оказались тоже немцами, а никакими не евреями. Просто им нравилась эта зажигательная музыка, и они играли её в своё удовольствие и в свободное от остальной музыки время.
И это еще не все. В один из дней в эту евангелистскую церковь посмотреть литографии Шагала пришли члены еврейской общины города. Экскурсию для них вела интеллигентная женщина по фамилии Коэн, работавшая кем-то в еврейской общине. Как выяснилось, это вовсе не мешало ей быть евангелисткой.
Коэны* подались в евангелисты, клезмеры-немцы играют и поют не на еврейских местечковых свадьбах, а в церквах. Фантастика!
Не знаю, возможно, все это просто первые мои впечатления, которые всегда обманчивы, а уж основанные на контрасте и подавно, и тем не менее: от оголтелой всеобщей толерантности как-то радостно и неотвратимо фигеешь. Несмотря ни на что.
_____________
Коэн – священник из рода Аронидов в Иерусалимском Храме

Александр Хургин
Записан

bste

  • Гость

Александр!Может надо было добавить и по поводу антагонизма студенчества с колхозным производством бывшего Союза?Когда наша группа ГМ включилась в месячник помощи села!С приветом Борис М.
Записан
 


OK Используя этот сайт, вы даёте своё согласие на использование файлов cookie. Это необходимо для нормального функционирования сайта.
»Дополнительная информация